Главная / Статьи профессора Павлюченко Л.Л. / Актуальные темы. Мнение профессора / Беседа №5 - "Учителя профессора Павлюченко Л.Л."
  • Красивый нос
  • Идеальная грудь
  • Молодое лицо
  • Стройная фигура
  • Мечты обретают форму!

Беседа №5 - "Учителя профессора Павлюченко Л.Л."

Главный учитель любого человека – сама жизнь. Никто так не научит, как она! И человек, которому выпадает счастье долго жить, имеет возможность долго учиться. Я учусь, можно сказать, с рождения.

Мои детство и юность прошли во Львове, городе с большими культурными и спортивными традициями. Там выросли несколько чемпионов мира по разным видам спорта. Вообще это очень красивый европейский город, уникальный своим сочетанием изысканной архитектуры и великолепных парков, который оказал на меня значительное эстетическое воздействие.

Самым первым моим учителем был отец. Он был военным и держал меня в большой строгости. Отец научил меня правилу древних римлян: «Если что-то делаешь, делай только самым лучшим образом!» Это стало принципом моей жизни. Стремление делать всё на пределе возможностей, выкладываться до конца определило всю мою биографию.

В школе я учился не очень хорошо. Занятия меня не привлекали, гораздо больше нравилось помогать отцу в гараже, где стоял трофейный, еще довоенный «Мерседес». Приблизительно в 7 классе я пришел в спорт и вот там начал формироваться как личность. Мне понравилось тяжелым трудом добиваться результатов, становиться сильнее, побеждать других. Можно сказать, что спорт стал моим вторым учителем. По окончании школы передо мной стоял выбор: учиться в институте физкультуры или в медицинском. Интерес к медицине пересилил. Я учился до самозабвения, за 6 лет получил только одну «четверку»! В институте я стал заниматься наукой и встретился с моим первым учителем в научной сфере. Это преподаватель по патофизиологии Митина Татьяна Анатольевна. Она приучила меня экспериментировать, мыслить по-научному. Под её руководством я почувствовал вкус к исследованиям. Мне предложили продолжить учебу в аспирантуре, но по семейным обстоятельствам я не смог этого сделать…

Во Львове был прекрасный институт, работали хорошие преподаватели, была приличная учебная база. Там звание доктора очень высоко ценилось, это был уважаемый человек. Отношение в обществе к врачам приподнимало, окрыляло, вселяло чувство самоуважения. Когда же я приехал в Москву, то, столкнувшись с действительностью, увидел, что здесь к врачам относятся совсем по-другому. Но это не лишило меня самоуважения и уверенности в своих силах, которые я хотел применить в науке. Но начинать пришлось с должности врача в травмпункте. Там я заинтересовался спасением раздробленных, поврежденных ногтевых фаланг, которые обычно просто удаляли. На основании своих исследований я написал работу, которая была оценена на уровне кандидатской диссертации. Её прочел главный травматолог-ортопед России Владимир Павлович Охотский. Это был мой следующий учитель. Он пригласил меня работать в Институт Склифосовского, где я проработал около 10 лет и защитил диссертацию.

Я прошел у Охотского настоящую школу жизни. Это была колоритнейшая личность: высокого роста, усатый, громогласный, уверенный в себе. Он был участником войны и казался очень жестким человеком, но на самом деле был заботливым и очень человечным. Он был ко всем очень строг, гонял и муштровал, но это была замечательная закалка, которая дала результаты на всю мою жизнь. Под руководством Охотского я возглавил целое отделение в довольно молодом возрасте. Нужно отметить, что он давал мне полную свободу действий и никак не подавлял. Я чрезвычайно благодарен Владимиру Павловичу (он ныне здравствует) и считаю его один из главных своих учителей в жизни. Однако наступил день, когда мы с ним поняли, что больше он меня уже ничему научить не сможет… Я покинул Институт Склифосовского и начал раздумывать о продолжении своего профессионального пути. И именно в это время доктор Эмма Михайловна Должикова пригласила меня на должность заведующего отделением пластической хирургии. Первые годы после приезда в Москву я работал с ней в поликлинике, и она запомнила меня. Ей я тоже очень благодарен за знания, которые получил и за то, что она поверила в меня.

Ну и последним из моих учителей я бы хотел назвать профессора Дмитриеву. Думаю, что почти все пластические хирурги моего поколения был её учениками. Достаточно назвать профессоров Неробеева и Виссарионова. А ведь у всех у нас тоже были и есть ученики. Следовательно, практически все, кто работает в нашей профессии с настоящее время прошли школу профессора Дмитриевой.

Она была чрезвычайно доброжелательна и внимательна к людям и пользовалась всеобщим уважением. Именно она ввела меня в московскую школу пластической хирургии: пригласила доцентом на кафедру, познакомила со многими светилами нашей отрасли.

Как видите, в пластическую хирургию я пришел совершенно случайно. Многое судьбоносное в моей жизни происходило случайно. Про жизнь можно сказать, что это череда реализованных или упущенных возможностей. Вот и я некоторые возможности в своей жизни не упустил…

+++++
Оставьте комментарий
Имя*:

Введите защитный код

* — Поля, обязательные для заполнения
Запись на консультацию