Главная / Пресса о нас / Анатомия красоты
  • Красивый нос
  • Идеальная грудь
  • Молодое лицо
  • Стройная фигура
  • Мечты обретают форму!

Анатомия красоты

01 января
BeautyTime, апрель 2005

Пластические операции у нас делают давно и успешно. Но количество эффектно преображенных лиц не отменяет серьезности врачебного подхода и бережного отношения к пациенту. Главную роль в этом процессе играет творец – пластический хирург. Сегодня у нас в гостях такой доктор – Леонид Леонидович Павлюченко.

Леонид Леонидович, пластические операции на лице не новость для современных женщин. А как пластическая хирургия борется со старением шеи?

— Вообще шея — сложная область для хирургии. Там много сосудов, нервов, жизненно важных образований. Не случайно в боевых искусствах самые болезненные, выключающие противника удары направлены в шею. Пластические хирурги долгое время опасались делать операции в этой области. А низ шеи — это зона, которая ими до конца не освоена. Там очень крупные сосуды, любые повреждения могут иметь серьезные последствия. Кроме того, при поверхно­стном воздействии порой образуются нехорошие рубцы. В России только в нескольких клиниках делают операции на шее, остальные не хотят рисковать. От хирурга требуется кропотливая рутинная работа, которая не всегда вознагра­ждается результатом. Операция ответст­венная, сложная, длительная. Каждый специалист решает для себя, стоит ли ему тратить 3-4 часа на то, чтобы улучшить контур шеи, приблизить идеал, или ограничиться вполне безопасными и результативными операциями по подтяжке, которые занимают не более 40 минут. Вопрос не только коммерческий, речь идет о степени ответственно­сти хирурга, его подготовленности. Ведь простая подтяжка кожи лица, которую делают уже более 100 лет, до сих пор считается доминирующей. При такой операции весьма короткий восстанови­тельный период и результат хороший. И люди не очень информированные, с не очень высокими требованиями вполне удовлетворяются этим.

Как технически выполняется операция на шее?

— Для успешного результата необходимо вмешательство по всей шее.

Как по всей шее? Это что, прямо шею режут?

— Ну что вы, на самой шее не может быть никаких разрезов. Их делают в подбородочной зоне (не более 5 см), также возможен доступ через заушный разрез (там он получается достаточно большой, до 10-15 см), как и при клас­сической пластической операции. Но для подобных вмешательств нужны специальные инструменты, очень хороший свет, эндоскопическая техника и прекрасное знание анатомии. Начав несколько лет назад досконально изучать анатомию, я обнаружил, что она прекрасно описана в плане жизненно важных органов, но те поверхностные области шеи, с которыми работает пластиче­ский хирург, даже в самых серьезных руководствах представлены из рук вон плохо, буквально одной строчкой. Мне пришлось все это изучать в анатомиче­ском театре.

Какие же неведомые места есть в шее?

- Например, объем подкожно-жирового слоя у женщин. Оказывается, даже у молодой женщины там очень много жира. Или строение подкожной мышцы, так называемой платизмы. Она имеет определенную структуру, толщину, направление пучков. А под ней еще слой жира, тоже значительный. Операция на шее требует вмешательства прежде всего на подкожной клетчатке, клетчатке, расположенной под мышцей шеи, и во вторую очередь на мышцах шеи. Надо сказать, что сами мышцы шеи с возрастом не сильно страдают, изменения происходят в подкожно-жировом слое, меняются свойства платизмы и постплатизмального слоя. Соответственно все вмешательства происходят на уровне подкожно-жировой клетчатки, подкожной мышцы, жира, который находится под подкожной мышцей, и в меньшей степени на мышцах, лежащих под языком. Без улучшения подборо­дочной области не может быть речи об успешной пластике шеи. Кожная пластика, которая осуществляется только через разрезы за ухом, не решает всех проблем, нужно вмешательство по всей шее, от подбородка до ключицы. Я разработал свои приемы, которые позволяют улучшить эту область как у стройных женщин, так и у склонных к полноте. Кроме знаний и инструментов необходимо еще применение липосома, миопластики и других методик, все это позволяет получить результат, который, скажем, 10 лет назад был недостижим.

Делают ли пластические операции в области декольте?

— В области декольте изменения проис­ходят довольно поздно, они становятся заметными уже у совсем немолодых женщин. Качество кожи над грудью ухудшается после 60-70 лет. Как правило, вопросы эстетического вида уже отходят на второй план, если женщинам приходится решать серьезные проблемы с физическим здоровьем. При отри­цательных физических показателях хи­рургическое вмешательство может быть не показано.

При проведении пластических операций достигается исключительно эс­тетический результат или решаются и физиологические задачи?

— Большинство эстетических операций не связаны с физиологической функцией. Важно, чтобы они не ухудшили ее, одно из требований — не нанести вреда. Но есть вмешательства, которые меняют физиологию: это операции на носу, в области лба, некоторые операции, связанные с тонусом мышц.

Нос — пожалуй, самая показательная область, где, увы, без обеспечения хорошей функции невозможно получить эс­тетический результат. Здесь эстетика и функция (из-за особенностей этого органа) тесно переплетены. Если нос плохо дышит и если ничего не предпринять для улучшения дыхания, то красивого носа не получится. Красивый нос должен хорошо дышать.

С другой стороны, при пластике лица, вмешиваясь в деятельность мышц, мы несколько меняем их тонус. Есть еще пластика лба, там тоже происходит пе­рераспределение усилий — расслабле­ние и изменение лица за счет изменения тонуса мышц, так что, пожалуй, современная тенденция свидетельствует о том, что эстетическая хирургия начинает заниматься физиологией.

Леонид Леонидович, откуда берутся пластические хирурги?

— Вы задаете вопрос заведующему ка­федрой эстетической и пластической хирургии, которая занимается постдипломной подготовкой хирургов. За год я готовлю 12 докторов. За 10 лет существования кафедры выпущено минимум 120 специалистов. Большинство хирургов, работающих в России, проходили через нашу кафедру. Как правило, люди, пришедшие к нам, закончили институт по профилю «лечебное дело» и имеют некоторый опыт работы в хирургии. Та­кая же система подготовки действует в Академии постдипломного образова­ния, в Академии наук. Думаю, в Ленин­граде неплохая школа. В Ярославле тоже есть соответствующая база.

Есть ли среди ваших пациенток «за­ложницы красоты», которые, начав совершенствовать себя с помощью пластической хирургии, не могут остановиться?

— Думаю, небольшой процент есть. Существует категория людей, которые «подсаживаются» на эстетические операции, но все же их гораздо меньше, чем, скажем, любителей пива и даже филателистов или собирателей насекомых. Это очень редкое явление. Операция ведь всегда сопряжена со стрессовыми состояниями, дискомфортом. Причина «эстетического фанатизма» может быть в том, что человек не удов­летворен полученным результатом. Возможно, с пациенткой недоработал хирург и не объяснил ей возможности пластической хирургии. Поэтому у женщины произошла переоценка. Хирургия как рукотворная деятельность может немало, но не все. Есть определенный диапазон. Хирург должен это хорошо понимать и адекватно информировать пациента.

То есть хирургу необходимо быть психологом? Сначала поработать с головой, а потом уже оперировать?

— Скажу вам прямо, роль психологии в пластической хирургии сильно преуве­личена. Она занимает определенное место, но не должна подменять хирургию. Иначе говоря, для хирурга — это возможность уйти от решения сложных проблем путем воздействия на психику пациента, способ отказаться от проблемной операции. Возможно, это правильно, но чем больше хирург становится психологом, тем меньше он занимается хирургией. С другой стороны, если доктор не учитывает психологию, то он может иметь большие комплектации со стороны психики пациента. Должна быть определенная мера между психологией и хирургией, которая в каждом случае очень индивидуальна. Один пациент нуждается в психологиче­ской поддержке, а другому она может быть в тягость.

Леонид Павлюченко: о пользе слов: К сожалению, в сегодняшней медицине большое место занимают реклама и пиар. С экрана телевизора хирург говорит: «Приходите к нам, мы сделаем вам любую операцию. Это очень просто». Такая шумиха создает неправильное представление о пла­стической хирургии. Пациент должен получать достоверную информацию, нельзя созда­вать иллюзий, потому что их потом трудно рассеять. При излишних обещаниях человек не получает желаемого, и начинаются проблемы. Когда пациент приходит в клинику, то между ним и специалистом должны быть контакт и взаимопонимание, а хирург обязан хорошо подготовиться к разговору. Возможно, с человеком надо беседовать не один раз, чтобы он понял, какие у него возможности и какие возможности у хирургии, на что он может рассчитывать. Если пациент хорошо осознает, каков будет конечный результат, а доктор делает все возможное для его достижения, то произойдет совпадение интересов и не будет разочарований. Человек получает удовлетворение, а в результате обретает уверенность в себе, избавляется от комплексов.

Нина Цисанова, главный врач Клиники фотокосметологии ClerClinic, дерматокосметолог:

Успех, пластической операции зависит от двух факторов: мастерства хирурга и послеоперационной реабилитации. Только соблюдение этих двух «золотых» правил позволяет добиться хорошего, стойкого, многолетнего эффекта. Неправильное ведение пациента после операции может свести на нет прекрасные результаты хирурга. Поэтому опытные хирур­ги работают в тандеме с дерматокосметологами и физиотера­певтами. Большинству пациентов эстетических клиник не нравится длительный «простой» после операции и невозможность быстро вернуться к привычному ритму работы и отдыха. Помочь им в этом могут врачи-косметологи, располагающие широким арсеналом реабилитационной терапии. Это лимфодренаж, микро­токовая терапия, магнит и мезотерапия.

Специалисты Клиники фотокос­метологии ClerClinic разработали уникальную методику реабилита­ции, в основу которой положено ис­пользование комплекса процедур, в том числе исцеляющих свойств импульсного света определенного диапазона длин волн.

Схема включает в себя ряд процедур, направленных на искорененную регенерацию тканей, снятие отеков и синяков, коррекцию сосудистых и пигментных нарушений, уменьшение риска послеопераци­онных воспаление, и позволяет в 2-3 раза сократить период вынужденного домашнего заточения.
Оставьте комментарий
Имя*:

Введите защитный код

* — Поля, обязательные для заполнения

Запись на консультацию