Главная / Пресса о нас / «Рецепты Красоты»
  • Красивый нос
  • Идеальная грудь
  • Молодое лицо
  • Стройная фигура
  • Мечты обретают форму!

«Рецепты Красоты»

01 января
Журнал «Домовой», № 10, октябрь 2004 г.

Времена, когда для подтяжки лица врачи использовали только лифтинг и ничего кроме лифтинга, канули в прошлое. Сейчас и у врача, и у пациента есть выбор: SMAS-ЛИФТ, МИНИ-ЛИФТ,ЭНДОСКОПИЧЕСКИЙ ЛИФТ, ЛИФТ ТОЛЬКО БРОВЕЙ или только лба. Тенденция такова: меньше крови и боли, больше эффекта.

№ 10, октябрь 2004 г.

Времена, когда для подтяжки лица врачи использовали только лифтинг и ничего кроме лифтинга, канули в прошлое. Сейчас и у врача, и у пациента есть выбор: SMAS-ЛИФТ, МИНИ-ЛИФТ,ЭНДОСКОПИЧЕСКИЙ ЛИФТ, ЛИФТ ТОЛЬКО БРОВЕЙ или только лба. Тенденция такова: меньше крови и боли, больше эффекта.

«Мои взаимоотношения с пластической хирургией начались, как это ни удивительно, не с меня, а с моей дочери. Точнее, с ее переживаний из-за маленького размера груди. Хотя она высокая, стройная, у нее прекрасная фигура, она вышла замуж и уже родила ребенка - все равно она очень переживала из-за маленькой груди. Стала сутулиться, носила одежду, которая, как ей казалось, скрывает это. В общем, я заметила, что у нее все эти переживания начинают перерождаться в комплекс, и решила ей помочь. Пришла в одну клинику ,где, по словам моей подруги, работал «совершенно фантастический доктор» - Леонид Леонидович Павлюченко, и сказала, что хотела бы проконсультироваться с ним по поводу дочери. Леонид Леонидович вышел ко мне и - знаете, как это бывает, - «мы узнали друг друга, встретившись впервые». Вот именно это я почувствовала. Мгновенно. (Если вы знакомы с Леонидом Леонидовичем, то я думаю, легко меня поймете!) Я тут же изложила ему проблему дочери, а заодно все свои сомнения: может, мне тоже что-то сделать, может, глаза подправить, а может нос ?.(Тяга к самосовершенствованию и поискам собственного имиджа была тогда мне свойственна.) Я постоянно меняла прически, цвет волос, стиль одежды, покупала огромное количество париков и развлекалась тем, что появлялась перед хорошо знакомыми людьми в новом виде и цвете, и они всякий раз меня с трудом узнавали. Только сейчас я понимаю, что искала тогда не только свой имидж – я искала себя. Лепила, рисовала маслом. занималась дайвингом. прыгала с парашютом, что-то сочиняла, погружалась в культуру Египта, фотографировала, занималась дизайном...... Одним словом, пыталась найти внутреннее равновесие, но – вне себя.). Так вот, после того как я обрушила на Леонида Леонидовича Павлюченко все эти вопросы, он посмотрел на меня и сказал, что – да, мою дочь он готов принять, а что касается меня, то не собирается улучшать то, что, с его точки зрения, ни в каких улучшениях не нуждается. И тогда (это было давно, лет 7 назад, наверное) сделал дочери операцию по увеличению груди. Помню, и я, и она переживали: она хотела второго ребенка, и мы терзались сомнениями, можно ли после этого рожать и кормить? Но Леонид Леонидович сказал: «Без проблем!»

И действительно, дочь потом родила мне второго внука, и кормила, и говорила, что даже больше было молока, чем в первый раз. А я видела, что после этой операции она в буквальном смысле распрямилась. И физически, и психологически стала спину держать прямо.

Что же касается меня, то мне потребовался год – год! – чтобы убедить Леонида Леонидовича все-таки заняться мной. Точнее, моим носом.(Это при том, что, вы же знаете, многие хирурги готовы тебя тут же хватать и нести на операционный стол, стоит тебе только заикнуться о том, что хорошо бы что-нибудь такое отрезать или пришить!) Нос у меня был вполне приличный, все в нем было неплохо, кроме кончика. Этот курносый кончик на совершенно не курносом носу не нравился мне всегда. Наверное, этот комплекс появился у меня из-за мамы, которая с детства советовала мне никогда не поворачиваться и тем более не фотографироваться в профиль.

И вот я наконец убедила Леонида Леонидовича исправить свой несчастный нос.

Помню, проснулась после наркоза и очень удивилась, обнаружив у себя в носу тампоны: никогда в жизни не болела даже простудой – и вдруг не могу дышать носом! Очень странное было ощущение. Мне в палату принесли еду, все выглядело так аппетитно, а я боялась есть: мне казалось, я тут же задохнусь. Леонид Леонидович пришел, чтобы узнать, как я себя чувствую, а я говорю: «Чувствую себя прекрасно, только нельзя ли немедленно эти тампоны из носа убрать!» «Нет уж, - говорит Леонид Леонидович. – Ты просила меня об операции! Терпи теперь!»
На самом деле он сделал совершенно ювелирную работу – не изменил мой нос и меня саму до неузнаваемости, а только чуть-чуть исправил то, что в этом нуждалось. Больше всего меня поразило, что никто не заметил, что я оперировала нос, - ни друзья, ни подруги, ни даже мама моя. Только все вдруг мне стали говорить, что я очень хорошо выгляжу. Я маме говорю: «Ну посмотри, посмотри, я же операцию сделала! У меня нос другой!» А она только отмахивается – мол, хватит выдумывать. Поверила, только когда я повернулась в профиль.

А две недели назад – представляете, всего две недели назад! – мы с Леонидом Леонидовичем сделали мне «маленький лифтинг». Дело в том, что я всю прошлую зиму и весну провела в Египте. А там очень сухой воздух. И по возвращении в Москву я заметила, что выгляжу прямо скажем не очень. Расстроилась, конечно. Приехала к Леониду Леонидовичу: «Мне срочно нужна круговая подтяжка!» Он посмотрел на меня и говорит: « Нет, круговую я тебе делать не буду, для этого нет пока оснований. Максимум, что можно сделать, - мини-лифт и чуть-чуть поднять лоб». Я даже не стала вдаваться в подробности, что это и как это: рас он говорит, что надо делать так, значит, именно так и надо. На следующий день приехала в его новую клинику на «Соколе». (Кстати, сама клиника отличная. И дизайн, и атмосфера – в лучших европейских традициях). И – это просто фантастика! – на четвертый день уже была « как новенькая». Ни отеков, ни синяков, ни шрамов каких- то ужасных – ни-че-го! Это очень кстати оказалось потому что через две недели начиналась книжная выставка – ярмарка на ВДНХ, у меня была запланирована встреча с читателями и появляться перед ними в бинтах, как вы понимаете, в мои планы не входило.
Я очень благодарна судьбе, что она свела меня с Леонидом Леонидовичем. Это действительно Хирург от Бога! Таких хирургов не только в Москве – во всем мире по пальцам пересчитать можно. И, возможно. Именно благодаря ему я ни когда не скрываю свой возраст. Наоборот, люблю даже иногда похулиганить и во всеуслышание заявить: «Завтра я очень занята, старшего внука надо в школу вести!» И, хотя это чистая правда, при этих словах у мужчин случается просто шок».

Восстановительный период после SMAS-лифтинга – минимум 2 недели.
Восстановительный период после мини-лифта – около 7 дней

«Моя пациентка Наталия Вико – писатель, человек публичный, у нее все время какие- то встречи, выступления, командировки, она то в Прагу, то в Египет мчится… Естественно, что она предъявляет к своей внешности такие высокие требования. Она красивая женщина, всегда хорошо выглядит – наверное, многие на ее месте были бы довольны безо всяких хирургических вмешательств. Но не Наташа. Она перфекционистка во всем, начиная от своей работы и заканчивая своей внешностью. Я очень уважаю таких женщин. Но считаю, что в этом случае (впрочем, как и всегда) врач должен хорошо помнить заповедь «не навреди!» и не прибегать к радикальным методам, в которых объективно нет необходимости. (Замечу в скобках, что медицина сейчас умеет очень многое, вплоть до изменения лицевого скелета. Но на мой взгляд, это стоит делать только при явных уродствах и аномалиях: это очень травматичная операция, при которой пациент полгода приходит в себя. Теряется полгода жизни! Должны ли врачи, без явных показаний, подталкивать к этому больного, если наши пациентки в основном красивые женщины, которые хотят просто выглядеть еще лучше? Не уверен.)_ Нет, я сторонник таких операций, которые, будучи эффективными, не являются очень травматичными. Когда-то, делая Наталии ринопластику, я буквально на несколько миллиметров изменил форму кончика носа. А совсем недавно когда она настаивала на «полнометражном» лифтинге, предложил ей вместо этого «вертикальный» мини-лифт. Его отличия от классического заключается в том, что врач работает только с нижней (шея, подбородок, щеки) частью лица и не делает разрез в заушной области. Швы очень маленькие и прячутся в основном в ушной раковине и на висках – там, где они практически не видны. Но это довольно глубокий лифтинг, который прочно держит ткани и не дает им «провисать». Овал лица получается безукоризненный. А в области лба я использовал эндоскопическую технику, которая позволяет работать через минимальные разрезы. К этому способу я прибегаю, когда нужно разгладить небольшие морщинки на лбу и переносице и приподнять брови. Совмещение этих двух не очень травматичных операций дало отличный результат при минимальных затратах времени – я имею в виду не свое время, а то время которое пациент тратит на то, чтобы прийти в форму после операции. У Наталии восстановительный период занял около недели – поверьте это очень немного, когда речь идет о лифтинге.

Честно говоря, я сам очень доволен результатом. Если бы я мог абстрагироваться, ни за что бы не подумал, что эта женщина прибегала к помощи пластики. Точно так же невозможно поверить, что у нее такая взрослая дочь. Очень важно что у Наталии прекрасная, эластичная и ухоженная кожа. Вообще, когда женщина ухаживает и следит за собой постоянно сама, а не возлагает все на хирурга, результаты операций гораздо лучше. И еще важно, что Наташа по сути своей молодая женщина. Никакая операция не изменит тот возраст, который есть у человека внутри. А вот привести в соответсвие возраст внутренний и внешний - да, это возможно».

Оставьте комментарий
Имя*:

Введите защитный код

* — Поля, обязательные для заполнения

Запись на консультацию